Философская концепция оптимизма М. Зелигмана как перспектива модернизации педагогики успеха

Новый номер!

УДК 141.21; 37

 

Андреева Юлия Владимировна – Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия, кафедра педагогики, профессор, кандидат педагогических наук, доцент, Уфа, Россия.

Email: andreeva_u_v@insto.ru

Авторское резюме

Состояние вопроса: Оптимизм часто трактуют как способ мышления и стиль эмоциональной реакции на беду. Для педагогики особенно привлекателен тезис Мартина Зелигмана о том, что оптимизму можно научиться.

Результаты: Модернизация системы высшего образования возможна на основе оптимистической теории М. Зелигмана, дающей возможность создания ситуации успеха как благоприятной среды для учения в единой системе мировосприятия учителя и ученика. Вектором развития высшего образования становятся принципы анализа и понимания причин неуспеха; опоры на положительное; признания самоценности личности; сочетания любви и требовательности.

Область применения результатов: Предложенный подход к системе российского образования является попыткой сформулировать некоторые фундаментальные идеи философского оптимизма, необходимые для построения научной теории современного этапа общественного развития.

Выводы: Модернизация российского образования связана с поиском моделей обучения таким способам мышления, эмоционального реагирования и действия, которые можно рассматривать как оптимистические. Овладевая ими, каждый человек сможет строить жизнь по собственному сценарию, управлять ею и быть ответственным за свои успехи, а также сумеет справиться с неудачами, овладеет навыками самостоятельно решать возникающие проблемы. Человек будет осознавать, что без проявления инициативы и воли к жизни он окажется беззащитным в дисгармоничном обществе. Именно оптимизм играет особую роль в школьном обучении, так как придает ребенку уверенность в его способности преодолевать трудности.

 

Ключевые слова: оптимизм; учебные результаты; учебные трудности; ситуация успеха; философские принципы; педагогический оптимизм.

 

M. Seligman’s Philosophical Concept of Optimism as a Prospect for the Modernization of Success Pedagogy

 

Andreeva Yuliya Vladimirovna – Eastern Economic and Legal Academy of Humanities, Department of Pedagogy, Professor, PhD (Pedagogy), Ufa, Russia.

Email: andreeva_u_v@insto.ru

Abstract

Background: Optimism is often interpreted as a way of thinking and a style of emotional reaction to trouble. Martin Seligman’s idea that optimism can be developed is attractive for pedagogy.

Results: Modernization of the higher education system may be based on the optimistic theory of M. Seligman, which makes it possible to create a situation of success as a favorable environment for learning in a unified system of world view of the teacher and student. The principles of analysis and understanding of the reasons for failure become the vector of development for higher education; reliance on the positive; recognition of the intrinsic value of the individual; a union of love and rigor.

Implications: The proposed approach to the system of Russian education is an attempt to formulate some fundamental ideas of philosophical optimism that are necessary for creating a scientific theory of the modern stage of social development.

Conclusion: The modernization of Russian education is associated with the search for models of teaching such ways of thinking, emotional response and action that can be considered optimistic. By mastering them, students will be able to lead their lives according to their own scenario, manage them and be responsible for their successes, as well as be able to cope with failures, gain the skills to solve emerging problems independently. Individuals will realize that without the manifestation of initiative and will to life, they can be defenseless in a disharmonious society. It is optimism that plays a special role in school teaching, as it gives students confidence in their ability to overcome difficulties.

 

Keywords: optimism; learning outcomes; learning difficulties; situation of success; philosophical principles; pedagogical optimism.

 

Актуальность исследования

Модернизация образования современной России стимулирует стремление к успеху, к высоким учебным результатам как приоритетное и высвечивает ряд противоречивых обстоятельств, заметно влияющих на формирование нашего научного интереса к теме исследования.

 

Первое обстоятельство связано с проблематикой поиска моделей обучения, обеспечивающих результативность педагогического процесса, от которых зависят перспективы развития российского образования.

 

Модернизация российской системы образования обусловила педагогическую значимость осмысления стратегии учебной деятельности:

– во-первых, потому что результативность усилий в учебной деятельности во многом зависит от истолкования учебных результатов и предпочтения стратегии достижения успеха или избегания неудачи;

– во-вторых, развитие оптимизма в условиях преодоления трудностей в учебной деятельности способствует установлению некоторого равновесия между педагогическими требованиями и ученическими возможностями; социальными ожиданиями и реальными учебными результатами;

– в-третьих, потому что длительная история российской системы образования временами исключала представление об успехе личности как непременной детерминанте результативности педагогического процесса, и сегодня среднестатистический россиянин лишен прецедентной модели социально приемлемых способов достижения успеха.

 

Второе обстоятельство, обосновывающее научно-теоретическую актуальность темы исследования, связано с отсутствием в предметной области педагогики и дидактики, в частности, комплексных исследований по данной теме. Между тем глубокое философско-психологическое осмысление оптимизма как стратегии достижения успеха (К. Муздыбаев) и исследование учебных результатов во взаимосвязи с созданием благоприятных условий в учении, в частности созданием ситуации успеха (А. С. Белкин) уже предпринято и в социальной педагогике, и в социальной психологии.

 

Третье обстоятельство связано со стремлением автора разработать специальную методологию и особый подход в изучении оптимизма как личностного качества, развиваемого в ситуации успеха: реконструкция стратегии достижения успеха в учебной деятельности репрезентирована нами как авторская технология, которая включает в себя ряд педагогических условий и принципов, реализуемых поэтапно и блочно. В данной статье речь пойдет только о принципах.

 

Методология исследования

1) В философии последнего столетия тема оптимизма раскрывается в размышлениях о смысле и счастье человеческой жизни (И. Ильин, О. Больнов), о целях и результатах существования в границах гедонистического, эвдемонистического и фелицитарного подходов (А. Панасюк, К. Роджерс, А. С. Макаренко и др.). Еще с античной философии наблюдается сосредоточенность на понимании счастья в связи с результатами и достижениями личности (Аристотель, киники, Платон, Сократ, Эпикур). «Достижительно»-фелицитарные идеи получили дальнейшее развитие в эпоху Нового времени: автором термина «оптимизм» (от лат. «наилучший») выступил Г. В. Лейбниц. Примечательный факт: Ж. Ж. Руссо связывал человеческую природу с добрым лучшим началом, которое считал врожденным, а вот К. Маркс высказал мысль о необходимости благоприятных внешних условий для развития всего лучшего в человеке. Другими словами, оптимизм, по мнению одних, – врожденное свойство человека, по мнению других – приобретаемое качество.

 

В конце XIX и в XX веках А. Адлер, Ж.-П. Сартр, З. Фрейд, Э. Фромм, М. Хайдеггер рассматривали усилия личности по улучшению собственной жизни как критерий оптимизма-надежды на спасительный выход из кризиса. Например, О. Больнов, развивая фундаментальный онтологический подход к личности, актуализировал поиск стратегии собственного бытия и впервые поставил вопрос о неподлинном существовании как проявлении духовно-практической пассивности. Волюнтаристский подход, провозгласивший волю важнейшим условием эффективной активности, представлен концепциями Ф. Ницше, Ж.-П. Сартра.

 

В отечественной философии темы «оптимизма» в религиозной парадигме касались мыслители «серебряного века»: И. Ильин считал его искусством самоусиления личности.

 

2) В педагогике советского периода проблема оптимизма удостоилась особого внимания. Автором «оптимистической гипотезы» считается А. С. Макаренко. Его теория «завтрашней радости» была развита на примере учебной деятельности В. А. Сухомлинским и связывалась с «радостью познания». Позже и в наши дни идея «завтрашней радости» претерпела изменения и переросла в «радость сотрудничества» Ш. А. Амонашвили.

 

Что касается педагогического осмысления и современной интерпретации оптимизма, то мы его можем связать с необходимостью наличия смыслов учебной деятельности, то таковое присутствует в моделях обучения К. Роджерса, Ш. Амонашвили, А. Белкина.

 

При этом в педагогике отсутствует комплексный анализ оптимизма как профессионально-личностного качества; как стратегии достижения и создания ситуации успеха в учебной деятельности; за пределами научного интереса остаются специфика и степень воздействия ситуации успеха и смыслов учебной деятельности на результативность педагогического процесса. В связи с этим правомерно констатировать наличие обширной исследовательской области, в которой должно определить объект, предмет, цель, гипотезу и задачи педагогического исследования.

 

Реализация (практическая часть)

На основе теоретического анализа мы можем заключить, что оптимизм – устойчивая личностная позиция педагога по отношению к учебным трудностям детей, основанная на вере в успех и силу человеческой природы ребенка.

 

Мы представим одну из моделей обучения оптимизму современного американского философа М. Зелигмана. Анализируя подход М. Зелигмана, мы можем утверждать, что в основе оптимизма лежит способ объяснения (учебного) результата как успеха.

 

Здесь оптимизм как способ восприятия мира выражает ему доверие и допускает принципиальную возможность его познания. Такой оптимизм берет свое начало в метафизике Лейбница и утверждает, что мир таков, каков он есть при существующих обстоятельствах; что он является лучшим из всех возможных миров и все в нем подчинено разуму (Лейбниц). Оптимизм в гносеологии утверждает принципиальную возможность получения человеком объективных знаний о мире (ранний И. Кант).

 

Оптимизм как система философско-этических взглядов учит смотреть на жизнь под определенным углом и не пасовать перед трудностями. Люди с позитивным мышлением зачастую достигают больших успехов, хотя пессимисты и считают их наивными мечтателями. Эти «весельчаки», пребывающие всегда в хорошем настроении, обладают, как оказалось, большой волей к будущему. Об этом косвенно или напрямую упоминали философы А. Шопенгауэр, И. Ильин, О. Больнов и др.

 

Современные исследования М. Зелигмана подтверждают ряд преимуществ оптимистичных людей: они более подвижны и активны, почти не впадают в депрессию, результаты их деятельности обычно выглядят более внушительно. Такие люди чаще пребывают в хорошем настроении, что привлекает к ним других людей.

 

В ситуации кризиса 2020 года, в условиях пандемии трудно оставаться оптимистами, поскольку риски возрастают и для выпускников университетов, и для работников среднего звена, и для преподавателей предпенсионного возраста. Общемировая ситуация диктует скорее не взлет карьеры, само понятие которой разрушено, а умение разрешать конфликты и устранять проблемы. Такое гибкое стремление к лучшему американский философ М. Зелигман называет оптимизмом. Он понимает его как талант радости и способность вести свою жизнь к лучшему (от вершины к вершине). Сама концепция выкристаллизовалась на основе теории выученной беспомощности, согласно которой одни люди преодолевают трудности, а другие пребывают в них. М. Зелигмана заинтересовало такое различие, и он установил, что те, кто преодолевают проблемы, являются оптимистами в силу того, что считают трудности временными и преодолимыми (поэтому оптимисты не выпускают ситуацию из-под контроля и прилагают усилия к лучшему). Тогда как есть люди, которые считают, что ситуация не зависит от них и перестают ее улучшать, именно они считаются пессимистами. Как только человек перестает влиять на ситуацию, он впадает в беспомощность, которая, повторяясь из раза в раз, становится выученной.

 

Тогда М. Зелигман выработал ряд методик, призванных помочь человеку в преодолении трудностей, и теперь приглашает научиться быть оптимистами, помогая изменить способ мышления и стиль реакции на беду.

 

Выводы М. Зелигмана относительно причин оптимизма представляют определенную педагогическую ценность: причины оптимизма формируются в детстве. Так, философ считает, что, «не достигнув половой зрелости, дети 8–11 лет чрезвычайно оптимистичны и имеют большой ресурс, запас надежды и иммунитет к беспомощности, которыми больше никогда не будут обладать после полового созревания. Именно тогда они теряют большую часть своего оптимизма» [1, с. 125]. Утрачивая потенциал надежды, ребенок легче поддается депрессии и страху [см.: 1, с. 127].

 

Причины детской беспомощности закрепляются у взрослого и влияют на его дальнейшую жизнь и ее достижения негативным образом. М. Зелигман выделяет три причины.

1) Обвинительный стиль матери. Ребенок постоянно слышит упреки, замечания и другие негативные оценки в свой адрес и в адрес других людей и постепенно приобретает привычку ругать себя больше, чем хвалить.

2) Стиль преподавания учителей. Мальчики получают больше замечаний и подвержены унынию, но в силу их непоседливости, вырастая, быстрее учатся преодолевать эти трудности. Девочки более дисциплинированы, но, как и все женщины, склонны переживать и ничего не делать для выхода из кризиса.

3) Эффективность решения происходящих в детстве семейных и личных кризисов. Если они были успешно преодолены, то вырастает оптимист, если нет – пессимист.

 

М. Зелигман призывает преподавателей быть осторожными с критикой и замечаниями, особенно в вузах, поскольку обучающиеся находятся уже в таком возрасте, когда природный оптимизм детства стремительно убывает. Если студенты не в состоянии справиться с окружающей средой, с сессией и экзаменами и постоянно испытывают стресс, то мы можем вырастить неудачников, постоянно теряющих свои возможности в профессиональной сфере.

 

Мы считаем, что данная система методов может быть применима и в системе российского образования, но с некоторыми оговорками и сменой психологической направленности на педагогическую и с учетом российской специфики в образовании.

 

Мартин Зелигман рассуждает в лучших просветительских традициях античной философии и философии Нового времени (Лейбниц, ранний И. Кант). В его трактатах формула оптимизма сохранила свой «педагогизм» и тему Человека, поскольку остается основанной на самосовершенствовании личности и ее качеств, на воспитании ума и преодолении трудностей, стремлении стать лучше и достигать высот в избранной профессии.

 

Так, педагогическая суть просвещенного оптимизма Лейбница состояла в том, чтобы остаться Человеком в самых сложных обстоятельствах жизни; уметь не только не сломиться под их тяжестью, но и конструктивно их преодолеть, а затем своим трудом достичь намеченных целей. Этому способствует умение во всем видеть позитивные стороны и беречь те ценности, которые достались человеку большим трудом: правдивость, практичность и трудолюбие.

 

Философский принцип Г. В. Лейбница – опора на положительное – был долгое время принят в классической педагогике, он формирует стойкость ума, основанную на стремлениях: побуждает искать и находить благо во зле, которое может послужить уроком для того, чтобы не повторять прежних ошибок.

 

Метафизический оптимизм «раннего» И. Канта формировался под влиянием Г. В. Лейбница. В своих ранних произведениях, в частности, в «Опыте некоторых рассуждений об оптимизме» И. Кант писал: «Именно потому, что из всех возможных миров, которые бог знал, он избрал только этот мир, надо полагать, что он считал его наилучшим. <…> Вот почему я сам – а со мной, быть может, и часть моих читателей – убежден в этом, а я в то же время рад возможности рассматривать себя как гражданина такого мира, который не мог быть лучше, чем он есть. Избранный наилучшим из всех существ, быть незначительным звеном в самом совершенном из всех возможных замыслов, я, сам по себе ничего не стоящий и существующий лишь ради целого, тем более ценю свое существование, что был предназначен занять некоторое место в самом лучшем из замыслов творения. Я взываю ко всякому творению, не лишенному достоинства, воскликнуть: слава нам, мы существуем и доставляем радость творцу» [2, с. 47–48]. Это настоящая любовь к человеку объединилась у Канта с любовью к жизни, оптимизм объединился с гуманизмом.

 

Несмотря на отвращение позднего И. Канта к метафизике Г. В. Лейбница, он и в поздних своих произведениях латентно вводит оптимизм, понимая его как философское воззрение, согласно которому развитие жизни идет по пути совершенствования; и как личную склонность во всем видеть положительное и верить в успех. Основной вопрос философии И. Канта: «Что есть человек?» остается и побуждает человека проанализировать свои познавательные способности.

 

Оптимистический тезис И. Канта: «Имей мужество пользоваться собственным умом!» перерос в философский принцип анализа и понимания причин собственных неуспехов, здесь детальная работа над собой, совершенствование духовно-нравственного потенциала позволяет познающему субъекту не опасаться будущего, а видеть, благодаря знаниям, личностные перспективы.

 

В представлениях И. Канта человек как двуединое существо одновременно принадлежит и миру природы, и миру свободы. В мире природы он подчиняется естественной необходимости, а в мире свободы нравственно самоопределяется, исполняет свой долг, жизненное предназначение – воспитывает себя. Воспитание человека отличается от природной эволюции тем, что он не просто живое, но еще и нравственное существо, которое стремится к деятельности и счастью. Свобода предполагает:

– наш мир и люди в нем – нечто самое совершенное;

– действия каждого человека оптимальны и правильны на момент действия: здравомыслящий человек не станет выбирать худшее, если он имеет свободу выбора.

 

В кратком курсе лекций для студентов «О педагогике» воспитание трактовалось И. Кантом как совершенствование человеческой природы. Педагогика здесь несет в себе философскую миссию: сотворить человека из природного существа, а затем побудить его к самосовершенствованию. Открывая в себе новые силы, о которых вне воспитания человек и не задумывался, он тем самым получает широкую возможность опоры на самого себя и собственные достоинства.

 

Философский принцип сочетания любви и требовательности, воспетый в советское время известным педагогом-классиком А. С. Макаренко, также исходит из понимания человека как двуединого существа со своими недостатками и достоинствами. Недостатки, как правило, имеют природное происхождение и подлежат искоренению, а достоинства поощряются и наращиваются. Для воспитания хорошего характера следует освободить ребенка от страстей и от сильных чувств, следуя кантовскому принципу: «Терпи и воздерживайся!». При формировании полезных привычек у ребенка формируется нравственный мотив к деятельности, согласованной с разумом.

 

Следовательно, на Человека возложена обязанность развить в себе и таланты, и восприимчивость, и способность передачи культуры, так как он воспитывает больше личным примером, нежели словом. Педагогика духа должна отныне прояснять педагогику вещей, а специальная организация воспитания обязана быть сильнее воспитывающего влияния среды в целом.

 

Эта этическая формула всеобщего счастья (счастья для как можно большего числа людей) дополнилась принципом самоценности каждой личности – признанием за человеком его собственного достоинства. Поскольку человек – цель, а не средство для блага других, то в педагогической практике воспитатель не должен проявлять особой симпатии и пристрастия к кому-либо из учеников, иначе нравственный закон перестает быть всеобщим.

 

Таким образом, оптимизм – это мировоззрение, которое имеет целью преобразовать жизнь человека и развить его способность самому влиять на обстоятельства своей жизни так, чтобы двигаться по пути самосовершенствования. Этой же цели придерживалась жизнеутверждающая педагогика А. С. Макаренко. В его концепции «завтрашней радости» можно выделить сразу несколько принципов. Один из них – увлечение перспективами. Ту сферу деятельности, в которой воспитанник наиболее ярко проявляет себя, надо умело задействовать для его духовного подъема. Осознание ребенком своего успеха и ожидание перспектив его развития является духовным источником нравственного достоинства и моральной стойкости. А. С. Макаренко знал, что ребенок, как человек далеко не беспорочный в жизни, все же может и способен поставить себе цель, наметить «оптимистические перспективы» и стремиться к своему «прекрасному завтра». Другой принцип объединяет требовательность и уважение. Принцип требовательной любви: «Чем больше уважения к человеку, тем больше требовательности к нему»; «Мы не можем требовать с человека, если мы его не уважаем» [3, с. 534]. Принцип предполагает учет сил тех, кто учится, а потому снимает в образовательном процессе противоречие между педагогическими требованиями и ученическими возможностями: ученики, которые легко справляются с требованиями учителя, учатся без страха.

 

Итак, оптимизм – это позитивный способ мышления, эмоционального реагирования и действия, которому можно обучить: выявляя сильные стороны личности и опираясь на них, воспитывая дисциплину, побуждая изживать иждивенческие наклонности на основе требовательности; анализируя причины неудач и осознавая собственную ценность в приложении усилий к устранению учебных трудностей.

 

Таким образом, подтверждается мысль, которую высказывают многие философы, о том, что каждый должен строить жизнь по собственному сценарию, управлять ею и быть ответственным за успехи, справляться с неудачами, самостоятельно решать возникающие проблемы, должен осознавать, что без проявления инициативы и воли к жизни он окажется беззащитным в дисгармоничном обществе. Именно оптимизм играет большую роль в обучении, так как придает уверенности ребенку в преодолении им учебных трудностей. Мы выражаем искреннюю надежду, что принципы, о которых рассказано в этой статье, помогут в его воспитании.

 

Список литературы

1. Зелигман М. Как научиться оптимизму. – М: Вече, 1997. – 432 с.

2. Кант И. Опыт некоторых рассуждений об оптимизме // Сочинения: в 6 т. Т. 2. – М.: Мысль, 1964. – С. 39–48.

3. Макаренко А. С. Собрание сочинений: в 4 т. Т. 4. – М.: Правда, 1987. – 576 с.

 

References

1. Seligman M. Learned Optimism: How to Change Your Mind and Your Life [Kak nauchitsya optimizmu]. Moscow: Veche, 1997, 432 p.

2. Kant I. An Attempt at Some Reflections on Optimism [Opyt nekotorykh rassuzhdeniy ob optimizme]. Sochineniya: v 6 t. T. 2 (Works: in 6 vol. Vol. 2). Moscow: Mysl, 1964, pp. 39–48.

3. Makarenko A. S. Collected Works: in 4 vol. Vol. 4 [Sobranie sochineniy: v 4 t. T. 4]. Moscow: Pravda, 1987, 576 p.

 

© Ю. В. Андреева, 2020

Яндекс.Метрика